Счастливая карта, стр. 3

– Добрый вечер, Бен.

Капитан дружелюбно посмотрел на девушку:

– Ты сегодня прекрасно выглядишь, впрочем, как и всегда.

– Благодарю вас, сэр. Экий вы хитрец, знаете, как вскружить голову девушке, – засмеялась Бренда.

Этот высокий седовласый человек был ее другом, настоящим другом.

– Ты как, закончила?

– Да, пожалуй, на сегодня достаточно. Не проводишь меня до каюты?

– С удовольствием. – И Бренда в сопровождении Бена вышла из салона.

Они познакомились, когда Бренде было четырнадцать лет. Однажды рано утром Бен Роджерс оказался в районе Нижнего Натчеза, и в одном из переулков на него напали двое грабителей. С Беном справиться нелегко, но они навалились на него вдвоем и принялись жестоко избивать. Шум услышала маленькая Бренда. Жители квартала, привыкшие к подобным сценам, не обращали внимания на уличную потасовку, даже и не думая вмешиваться, но Бренда подняла всех на ноги, привела хозяина дома, в котором они с матерью снимали крохотную комнатушку, и головорезы, решив, что им уже ничего не обломится, убежали. Бен едва стоял на ногах, лицо его было разбито в кровь, глаз заплыл. Бренда с матерью отвели его к себе, ухаживали за ним весь день и всю ночь, и на следующее утро он ушел от них почти здоровым, если не считать болевшей головы и нескольких синяков. Бен видел, в какой бедности, если не сказать нищете, живут его спасительницы, и предложил заплатить за уход, но мать и дочь отказались от денег.

– Вы спасли мне жизнь, – сказал Бен. – И если когда-нибудь, Бренда, вам понадобится помощь, любая, ты только позови меня. Я приду и помогу.

Бренда запомнила эти слова, но пришла к Бену, лишь когда здоровье матери стало совсем никудышным, а денег почти не осталось. Однако пришла она не с просьбой, а с предложением – организовать на его судне игорный салон и позволить ей стать там постоянным игроком.

Играть в карты Бренда научилась у бывшего игрока с маленького речного пароходика, жившего в том же доме, что и они с матерью. Это был старый больной человек, но перед смертью он успел обучить ее всем премудростям и тонкостям своего искусства.

Бренда оказалась способной ученицей. Она была уверена: если Бен согласится на ее предложение, она сможет неплохо зарабатывать и обеспечить достойную жизнь для своей матери. А если откажет… об этом даже страшно думать.

Сначала Бен и слышать ничего не хотел, говорил, что игра в карты – не женское занятие, к тому же небезопасное. Но Бренда нарисовала перед ним заманчивую перспективу: необычная молодая леди привлечет пассажиров на «Славу», станет ее достопримечательностью. В конце концов, Бен Роджерс согласился.

Бренда оказалась права. О «Славе Нового Орлеана» и о мисс Бренде заговорили по всей реке, и пароход всегда был полон пассажиров.

– Как прошел вечер? Удалось заработать что-нибудь? – спросил Бен, когда они остались вдвоем на палубе.

– Мои партнеры сегодня были легкомысленны и беспечны, – рассмеялась Бренда. – Даже неинтересно играть.

– Сама-то ты когда в последний раз проигрывала? Погоди, в прошлую? Нет, в позапрошлую поездку!

Бренда была сильным и талантливым игроком. Она помнила все ходы, сброшенные карты и точно угадывала, у кого из партнеров что осталось на руках.

– Да, и мне это совсем не понравилось.

Бренда нахмурилась, вспомнив тот неудачный, вечер, затем слегка вздрогнула и мечтательно посмотрела вдаль.

Лунная дорожка, бегущая по спокойной глади реки, вела к огромному дому, в окнах которого мерцали огоньки. Бренда улыбнулась, снова тихонько вздохнув.

– Что случилось? – спросил Бен.

– Все в порядке. Просто я вспомнила о своей детской мечте.

– Что за мечта?

– Теперь кажется, что это было так давно… В другой жизни. Мне всегда хотелось жить в большом доме, как вот этот, и чтобы у меня были верные слуги, красивые наряды и много всякой еды.

– Бывало, моя мать говорила: если уж мечтать, то мечтать о великом, – хмыкнул капитан.

– Когда мне было десять лет, я обнаружила потайную тропинку, ведущую в сад, что окружал большой красивый дом в Натчезе, и потом часто пробиралась туда поздно вечером, просто взглянуть, что там происходит. Иногда хозяева устраивали приемы, съезжались гости: роскошные дамы, представительные мужчины.

– Тебе повезло, что ты не попалась, – усмехнулся Бен.

– Точно. – Бренда рассмеялась, вспомнив, как сидела в зарослях и дрожала от страха, все боялась, что вот сейчас ее обнаружат. – Суровая действительность разрушает детские мечты, верно?

– Верно-то верно, только вот сама, Бренда, никогда не отказывайся от них, милая, не сдавайся и не опускай рук. У человека должна быть в жизни цель: она заставляет сердце биться чаще, мозг – рождать идеи, руки – творить. В жизни нужно вдохновение.

– Единственное, в чем мне сейчас нужно вдохновение, это в игре. Побеждать гораздо приятнее, чем проигрывать.

– К тому же выгоднее.

– Как ты верно подметил, – опять засмеялась Бренда.

Бен хорошо знал, как развеселить свою собеседницу.

– Как поживает матушка?

Бренда отвернулась от реки. Воспоминания о детских фантазиях, сладостные и немного грустные, растаяли.

– Сейчас лучше. Я неплохо зарабатываю. Недавно сняла для нее маленький домик и даже наняла служанку. Так что теперь мама не скучает в одиночестве, дожидаясь меня.

– Передай ей привет. – Бен искренне радовался, что у Бренды дела пошли на лад.

– Спасибо, обязательно передам.

Бен проводил Бренду до каюты, пожелал спокойной ночи, подождал, пока она закроет дверь на замок, и только потом ушел. Судьба не слишком ласково обходилась с малышкой Брендой, но, по крайней мере он, капитан Роджерс, будет рядом с ней и защитит ее, если понадобится.

– Терпеть не могу эту Синтию Голтье! – прошипела Лотти Демерс, увидев, что мужчина, в которого она была влюблена, танцует с другой.

– Естественно, – отозвалась Рэйчел, младшая сестра Лотти, разглядывая танцующую пару. – Синтия молода, привлекательна, богата, к тому же танцует с мужчиной, на которого ты имеешь вполне определенные виды. Что в ней может тебе нравиться?

– Замолчи! – раздраженно оборвала ее Лотти. – Я создана для Рэйфа Марченда и буду ему прекрасной женой.

– Это ты так думаешь. А его мнение ты спросила? Говорят, этот джентльмен упорно избегает брачных уз.

– Пусть себе болтают. Я знаю одно: я и только я смогу сделать его счастливым. – Лотти помолчала. – Если только он мне позволит.

Она громко вздохнула, глядя, как объект ее неразделенной любви кружится в вальсе. Вот бы оказаться сейчас на месте этой выскочки Синтии! Лотти мечтательно закрыла глаза… Рука лежит на широком, сильном плече Рэйфа, другая – в его горячей ладони, их тела движутся слаженно, в такт музыке… Легкий румянец окрасил щеки Лотти, сердце учащенно забилось, во рту пересохло. «Я завоюю его, во что бы то ни стало», – подумала она и решительно тряхнула головой.

– Надо заставить его жениться на мне.

– А тебе не кажется, сестричка, что эта задача тебе не по зубам? Ведь вы почти не знакомы. Едва ли он помнит, даже как тебя зовут.

– Неправда, мы с ним недавно танцевали, – вспыхнула Лотти.

– Это ты на него набросилась, а он не успел увернуться, – заметила Рэйчел.

– Ну и что? Я всегда добиваюсь того, что хочу. Сейчас я хочу Рэйфа Марченда. – В зеленых глазах Лотти вспыхнули огоньки.

– Ладно, не злись. Лучше подумай, как окрутить его.

– Одно плохо: завтра мы уезжаем в Мемфис, и я не увижу его долго, несколько недель.

Лотти задумалась.

Рэйчел ничего не ответила ей. Она слишком хорошо знала сестру: если уж упрямой избалованной девице что-то взбрело в голову, ее ничто не остановит, а хватка у нее была бульдожья. Остается только пожелать Рэйфу Марченду удачи.

Рэйф Марченд вальсировал с хорошенькой Синтией Голтье, и на лице его сияла довольная улыбка. Они составляли чудесную пару. Она – белокурая и светлокожая красавица, он – высокий, смуглый, статный. По правде говоря, танец не доставлял Рэйфу никакого удовольствия, хоть партнерша великолепно танцевала. Хорошенькая Синтия была обычной охотницей за мужем, а Рэйф менее всего стремился к брачным узам. Брак его родителей закончился катастрофой, и повторять их опыт он не стремился. Поэтому с молодыми особами, мечтающими о браке, ему всегда было несколько тягостно.

×