Дама червей, стр. 65

Не сводя взгляда с пуговки-носа медвежонка, она поправила у него на шее желтую ленту.

— Никогда я их не забуду, — шепнула она ему на ухо. — Никогда. Даже если до ста лет доживу. Но знаешь, малыш, я счастлива, что у меня снова будет ребенок. По-настоящему счастлива. Не дождусь, когда мы с Килом сможем его обнять. И я не буду опекать его, как наседка, слово даю, не буду. — Рина еще раз потрепала мишку по голове и поднялась с кресла.

— Рина?

Она обернулась к двери. На пороге стоял Кил, В твидовой тройке он выглядел на редкость внушительно. Но в глазах у него застыла тревога, и даже голос ему изменил.

Рина кинулась к нему и обвила руками шею, прижавшись лицом к грубоватой ткани пиджака. Он бережно обнял ее за плечи и откинул волосы назад.

— Все нормально? — озабоченно спросил Кил.

— Да. Знаешь, наверное, мне до конца жизни не забыть того, что было, но сейчас гораздо легче. Потому что ты рядом. Я люблю тебя. Я так тебя люблю. И жду не дождусь, когда малыш появится на свет.

Кил улыбнулся и потрепал ее по щеке:

— Ну, об этом еще рано говорить, дорогая. Впереди — полгода.

— Меньше, — запротестовала Рина. — Всего пять с половиной месяцев.

— Пусть будет пять с половиной, — эхом откликнулся Кил и слегка подтолкнул ее в сторону двери. — Как ты думаешь, отец твоего ребенка вернулся домой не слишком поздно, чтобы попросить кинуть ему в рот хоть чего-нибудь?

— Ты всегда приходишь вовремя, — торжественно заявила Рина, прижимаясь к нему. Потом слегка склонила голову и лукаво добавила: — Я вообще — безупречная жена.

— А кто спорит? Я давно это говорил.

Рина привстала на цыпочки, поцеловала его и озабоченно спросила:

— И все-таки почему ты пришел так поздно?

— Президент вызвал, — ухмыльнулся Кил. — Я получил официальные поздравления.

— Потрясающе.

— Гм. А ты что, не рада, что нас обвенчали еще там, на корабле?

Рина растерянно посмотрела на него и тут же рассмеялась:

— А, понятно. Ты хочешь сказать, что малыш родится ровно через девять месяцев, день в день? Да, пожалуй, рада. Вот разговоров-то будет!

Рина неожиданно посерьезнела и на мгновение опустила глаза. Кил озабоченно посмотрел на нее, но, встретив прямой, спокойный взгляд, с облегчением улыбнулся.

— Ты знаешь, Кил, может, тебе покажется странным, но я рада, что наш ребенок был зачат в тот самый день, когда Мэри пошла на поправку. Получается так, словно нам подарили две жизни: жизнь Мэри и жизнь нашего сына.

Кил улыбнулся, прижал жену к себе и прошептал в самое ухо:

— Мне это вовсе не кажется странным, дорогая. Странно другое — твоя уверенность, что у нас будет сын.

Рина легонько оттолкнула его и, устремляясь на кухню, бросила через плечо:

— Ну, в этом-то как раз ничего странного нет.

Кил последовал за ней и, прислонившись к стене, принялся наблюдать, как она хозяйничает.

— А почему, собственно?

— А потому, что я сегодня утром была у гинеколога. У меня брали на пробу амниотическую жидкость.

— Что-что брали на пробу?

— Амниотическую жидкость.

— И ты даже не сказала? — Кил подлетел к ней и схватил за плечи. К счастью, кастрюлька с мясом уже проследовала в духовку. — Ну как же так? Я должен был быть там. Я…

— Знаешь, я все же немного беспокоилась из-за чумы, из-за вакцины. Я вовсе не собиралась что-то скрывать от тебя, просто сначала хотела убедиться сама.

— Ну и?.. — Рина никогда еще не видела таких непроницаемо-черных глаз.

— Все в порядке. У нас будет сын.

Он радостно засмеялся и изо всех сил прижал Рину к себе.

— Вот это здорово! Маленький Король Червей!

— О нет, — со смехом возразила Рина. — Король Червей — это его отец.

— Еще чего, я — туз, дорогая, никогда не забывай об этом, особенно если вздумаешь покапризничать.

Рина даже фыркнула от возмущения.

— Да-да, можешь не фыркать. Да, радость моя, я помню, что ты хотела девочку, и я тоже был бы счастлив малышке, но, честно говоря, парень — это потрясающе. Просто потрясающе. К тому же мы попробуем снова.

— И снова?

Они дружно, словно глянув в зеркало, расплылись в ослепительной улыбке. И заговорили тоже одновременно:

— Флеш-рояль!

Не переставая смеяться, они еще теснее прижались друг к другу. Кил медленно отстранил ее, и она заметила в его глазах какой-то странный блеск.

— Мясу еще долго тушиться?

— Около часа.

Кил тут же снова заключил жену в объятия и потащил в спальню.

— Кил…

— Целый час! Полно времени… эй! Прочь с дороги, Джек Дэниэлз!

Овчарка заскулила, вильнула хвостом и виновато побрела на место.

Кил уныло покачал головой и театрально вздохнул:

— Вот и попробуй поухаживать за женщиной, когда под ногами вертится собака.

— По-моему, пес — это твоя идея.

— И птица тоже, — с готовностью согласился Кил.

— Между прочим, она у нас какая-то сумасшедшая.

— Да ладно тебе, — широко улыбнулся Кил. — Зато ты хочешь полдюжины детей. Так кто из вас сумасшедший?

— Нет, это ты их хочешь, и, между прочим, я уже беременна.

— Ну что же, будем продолжать в том же духе.

— Ах вот как?

— Есть возражения?

Рина улыбнулась. Глаза ее светились зеленоватыми огоньками. Она обвила руками шею Кила, и они двинулись вверх по витой лестнице.

— Нет. Никаких возражений нет.

×