Стеклянный ветер, стр. 83

— Да знаю я, как ты к колдунам относишься, не раз уже рассказывал. И все же я настаиваю на своей просьбе. Поверь, дружище, ты еще будешь очень меня благодарить за Кремпа.

— Когда ты так начинаешь говорить, у меня сердце в пятки уходит от страха. Помнится, перед тем, как нахлобучил на мой палец эту миленькую безделушку, ты тоже меня уверял, что все будет просто здорово. И теперь я окольцован на веки вечные с этой кикиморой, Ольгой!

Лом поспешил утешить друга:

— Успокойся, ну что ты в самом деле! Я обещал помочь избавиться от кольца, и, будь уверен, сдержу свое обещание! — Лом выдержал многозначительную паузу. — Я же говорю, Кремп как раз тот колдун, который сможет тебе реально помочь!

— Так он что же?.. — настороженно начал Гимнаст. В ответ Лом лишь загадочно улыбнулся.

— Ну ладно, приятель, ты же знаешь, я никогда не мог тебе отказать. И подло пользуешься моей слабостью, — сдался лорд магу.

— Уф! — притворно вздохнул Лом. — Здоров же ты, братец, упираться. Человеку добра желаешь, а он отбрыкивается!.. Так я тебе его вечерком пришлю?

— Ни в чем себе не отказывай!

Увидев, что друг начал подниматься с кресла, Гимнаст нахмурился.

— Вот так всегда. Нет бы просто в гости заглянуть, а то появляешься только, когда тебе что-то от меня нужно. И, получив вожделенное «Yes», тут же сматываешь удочки.

— Извини, Гимнаст, дел невпроворот. Сам знаешь, завтра они отплывают. С Корсаром еще надо встретиться, обсудить план действий… Да, кстати, сегодня вечером собираемся у Студента. Часам этак к восьми подъезжай.

Гимнаст хандрил. После появления в городе жизнерадостного Лилипута он особенно остро почувствовал эту ужасную тоску. За краткий миг свободы сейчас он готов был бросить все: и титул, и власть, и богатство, и дом, и красавицу-жену… Но он прекрасно понимал, что из-за страха перед кольцом он никогда не решится на подобное безумие. Будь проклят этот маленький замочек на пальце!

В детстве он смеялся над нелепой сказкой про парнишку по имени Аладдин. У него была старая медная лампа, рабом которой был огромный силач-джин. Теперь он сам являлся рабом кольца и, увы, ему было уже не до смеха.

Все в этом мире обрыдло! Друзья завтра собираются в очередное приключение, а он вынужден остаться на опостылевшем острове и с нетерпением ждать их возвращения. Надеяться и ждать, и еще… ХАНДРИТЬ!

Кого винить в бедах и печалях? Лома?.. Да нет, парень ни в чем не виноват. Безусловно, он хотел, как лучше. Просто не повезло, под руку попалась слишком старая книга. Теперь маг каждый раз при встрече обещает освободить от «подарочка», но уже прошло пять лет, а способ им так и не найден. Да, надежда умирает последней, но, к сожалению, она не бессмертна.

«Ладно, сегодня ночью у Студента напьюсь!.. А дальше? Дальше будет башка гудеть. Ха-ха-ха! Ведь до завтра еще дожить надо», — от подобной бесшабашной мысли на душе у Гимнаста стало немного веселей. Действительно, что толку изводить себя раньше времени.

Хандра отступила. Но эта безжалостная убийца надежды вовсе не исчезла без следа. Она сделала всего полшага назад и затаилась за его спиной в ожидании своего часа. Ведь очень скоро он ей представится…

— Кремп, старина, с лордом Гимнсом я договорился насчет тебя… Ну, ты все помнишь? Ничего не забыл? — Лом уже снова был в замке и давал последние наставления горе-шаману.

— Даже не знаю, как вас и благодарить, Высший, — старик прослезился. — Вы так много для меня сделали! В лепешку разобьюсь, но вашу просьбу выполню.

— Зачем же в лепешку? — усмехнулся Лом и, похлопав Кремпа по плечу, добавил: — Если все получится, как договаривались, считай, что мы в расчете. Да нет, пожалуй, я перед тобой еще в долгу буду!

Глава 7

Ну вот и все. Остров Розы остался далеко за кормой корабля.

Тягостный момент расставания позади. На берегу едва-едва виднеется одинокая фигура Лома. Гимнаст же вчера так набрался на прощальной вечеринке у Студента, что до сих пор еще не проснулся. Да оно и к лучшему. Лилипут со Студентом еле выдержали прощание с Высшим. Если бы еще и лорд был, то грозные рыцари точно бы разревелись, как сопливые пацаны. А ведь вокруг столько народу. Нельзя, не поймут…

Как много Лилипут пережил всего за месяц пребывания на этом острове! И хотя друзья уже прожили тут добрых пять лет, его месяц был не менее насыщенным, чем их годы. Но жизнь продолжается, и вот они отправляются навстречу новым приключениям.

— Да, Лилипут, все правильно. Жизнь продолжается! Опять Корсар совершенно незаметно подкрался к нему со спины и вновь нагло «подглядел» его мысли.

— Ведь ты обещал! — беззлобно упрекнул мага Лилипут.

— Извини, это выше моих сил. К тому же сегодня я немного не в своей тарелке. Все из-за расставания с островом. Хоть я и не Высший, да и в Магических замках уже сто лет как не появлялся, но все равно остров весьма неохотно расстается со мной. Сколько ни покидал его — а уж поверь мне я путешественник со стажем, — каждый раз голова трещит, будто вот-вот взорвется. Где уж тут помнить обещания.

— И долго у тебя эта ломка будет продолжаться? — заинтересовался Лилипут.

— Да нет, сегодня ближе к вечеру уже все должно быть нормально. Не бери в голову, я справлюсь.

Минут пять они молча наблюдали за удаляющимся островом Розы. Крепкий океанской ветер яростно раздувал огромные паруса у них над головой, по океану бежали метровые волны.

— Послушай, Корсар, — решился прервать затянувшуюся паузу Лилипут, — а что бы произошло, если бы ты был не магом второй ступени, а, к примеру, Высшим и пожелал бы покинуть остров?

— Ну, на этот вопрос я не могу тебе точно ответить, потому что подобных прецедентов еще попросту не было. А вообще-то считается, что Высший, покидающий пределы острова Розы, в какой-то момент бесследно исчезает, то есть превращается в ничто.

— Но ведь Наз… Лом говорил…

— Тут все намного сложнее, — перебил Корсар. — Во-первых, мы не знаем, удалось ли Назу живым и невредимым достичь материка. А во-вторых, у него действительно есть неплохой шанс остаться живым и невредимым, поскольку в заклятиях Ордена, удерживающих Высших, предполагается, что Высшими могут быть лишь островитяне. Наз же родился не на острове.

— Так что же, получается, Лом меня обманул? И на самом деле он может в любой момент спокойно покинуть остров? Ведь он же на самом деле совсем не здесь родился…

Корсар покачал головой.

— Опять же, все не так просто. С одной стороны, ты совершенно прав. Раз он здесь не рожден — то птица вольная. Но ему ведь пришлось прикоснуться к волшебному камню на шпиле, и теперь возможны самые непредсказуемые последствия. Может быть, камень не пожелает его отпускать?

— Да, — вынужден был согласиться Лилипут. — Наверное, ты прав.

— Брось кукситься, Лилипут! — Корсар ободрительно похлопал по плечу своего приятеля. — Приключения только начинаются! Впереди нас ждут великие дела! В отличие от меня, у тебя голова не разламывается от жуткой боли, так что нечего хмуриться! Ну же, улыбнись! Вот так, молодец! Пойдем-ка посмотрим, что там наши сорвиголовы на сей раз учудили. Что-то в каюте сделалось подозрительно тихо… Ну очень подозрительно!

— Ай-ай-ай, мой палец! — стонал Гимнаст.

— Ой-ой-ой, моя голова! — в унисон лорду подвывал Кремп.

— Кремп, а с головой-то у тебя что случилось? — нашел в себе силы поинтересовался Гимнаст. — Ты-то вроде бы вчера трезвый был. Хотя, если честно, то я не уверен. Вчера все слишком трезвыми по сравнению со мной были. По-моему, я вчера даже Люма перепил.

— Да при чем тут вино!

— С чего же у тебя голова так болит? У меня еще понятно, да и то только чуть-чуть. Вино у Шиши классное!.. А ты вон, аж в голос надрываешься.

Старый маг поморщился.

— Ваше высочество, милорд. Помолчите, пожалуйста!.. Ой-ой-ой, моя голова!

×