Хок и Фишер, стр. 36

— Да, — ответил Гонт. — Вполне могло быть. Вот почему умерла Кэтрин! Незадолго до смерти Визаж она пыталась вспомнить, кто передал Вильяму этот последний бокал с вином. Она была уверена, что видела того человека, но припомнила не сразу. Кэтрин должна была умереть, потому что убийца боялся, что она его вскоре опознает.

— Правильно, — согласился Хок. — Итак, мы установили, каким образом умер Вильям Блекстоун. Теперь перейдем к подозреваемым. Гонт, Доримант, Сталкер. Вас трое, но только у одного имелись причины желать смерти Советника.

Гонт мог наложить на вино трансформирующее заклятие, он знал об амулете и к тому же он алхимик и чародей. Но ведь у него имелась суккуб, обладающая огромной властью и возможностями, характерными для подобных существ. Если бы Гонт намеревался убить Блекстоуна, у него были средства выполнить свой план так, чтобы на него не пала даже тень подозрения. Уж ему-то никак не выгодно убивать Советника в собственном доме — расследование могло обнаружить суккуба. Чародей никогда не стал бы рисковать любимым существом.

Доримант. Одно время я подозревал вас. Вы были очень привязаны к колдунье Визаж, и ревность могла бы стать убедительным мотивом. Если бы вы предположили, что Блекстоун стоит между вами и Визаж… Но вы ни на грош не смыслите в магии. Вы даже не знали, как действует Заклятие Истины.

Хок медленно повернулся к Сталкеру.

— Это были вы, сэр Сталкер. Вы слишком часто демонстрировали нам ваш маленький фокус. Один раз, когда вы убрали алкоголь из бокала Визаж, я не обратил на это внимания. Но успокоительное, приготовленное для Гонта, уже ваша ошибка. Как только я это увидел, все встало на свои места. Я удивлялся, почему Блекстоун взял бокал, раз уж он решил остановиться. Он взял его, потому что вы сказали ему, что в вине нет алкоголя. И еще один факт: когда была убита Визаж, вы последним покинули гостиную. С вашим опытом вам вполне хватило времени убить Кэтрин, пока внимание всех отвлечено другим.

Но я совершенно не понимал мотива ваших поступков. До тех пор, пока не узнал, что вы де Феррьер. Следующий проект Блекстоуна — удар по детской проституции и тем, кто контролирует такой бизнес. Мы с Фишер работали в этой области, пока нас не отправили на Чандлер Лейн на поиски вампира. Нас отозвали, потому что мы слишком близко подобрались к главному боссу, контролирующему преступный бизнес. Человеку влиятельному и уважаемому, правда, имеющему склонность истязать детей. Де Феррьеры тоже отличались такими наклонностями, не так ли? Мы никогда не узнаем, сколько детей было замучено и убито во время их страшных ритуалов. Вы оказались этим человеком, Сталкер! Именно вы отозвали нас! И именно из-за этого вы убили Блекстоуна. Во время своего расследования он обнаружил вашу причастность к этому грязному делу и собирался передать вас Страже, как только соберет достаточно доказательств. И он их несомненно нашел. Вы спорили с ним, обещали ему золотые горы, но Блекстоун был честным человеком. Вам не удалось ни купить его, ни запугать. И тогда вы решили убить его. Позволить ему рассказать миру правду о вас вы не могли. Это подорвало бы вашу репутацию, развеяло вашу легенду, которой вы так гордились.

Вы тщательно спланировали убийство, Сталкер. Ведь именно вы подкинули Визаж идею защитного амулета. Ирония судьбы, не так ли? Надев амулет, Блекстоун сам помог своему убийце. Если бы не Кэтрин, вы спокойно вышли бы из этого дома, а ваш заученный трюк остался бы никем не раскрытым. Адам Сталкер, я арестовываю вас по обвинению в убийстве Вильяма и Кэтрин Блекстоунов!

Сначала никто не мог вымолвить ни слова, потом Сталкер хрипло рассмеялся.

— Я же говорил, что вы крутые ребята! Вы докопались до сути. И если бы не эта сучка Кэтрин… Я забыл, какая она дотошная. У нее всегда оставался ясный ум, да еще к тому же она актриса. Если бы Кэтрин не начала мутить воду, вы бы никогда в жизни ничего не узнали. Но раз уж правда вышла наружу, я не собираюсь представать перед судом!

Хок едва успел вскочить, как Сталкер внезапно бросился на него с мечом в руках. Хок покатился по полу, а меч рыцаря в щепки разнес спинку кресла, в котором он только что сидел. Хок мгновенно вскочил, держа наготове топор. Фишер тоже выставила свой меч. Гонт и Доримант напряженно следили за происходящим.

— А у тебя неплохая реакция, Хок, — прохрипел Сталкер. — Но устоять против меня у тебя нет никаких шансов. Единственный человек, который мог бы меня остановить, это Гонт, но после моего напитка ему не под силу встать на ноги. Через несколько минут заклятие спадет — и я выйду отсюда. Стража обнаружит пустой дом, полный трупов, а я буду уже далеко. Останется еще одно нераскрытое дело, в Хейвене таких полно.

— Ты никуда отсюда не выйдешь, — прошипела Фишер, поднимая меч.

— И ты, крошка, хочешь остановить меня?

— А почему бы и нет? Я встречалась с подонками еще похлеще тебя!

Сталкер презрительно усмехнулся и двинулся вперед. Его длинный меч со свистом разрезал воздух прямо перед ее лицом, Фишер увернулась и парировала удар, с трудом скрыв, сколько усилий ей для этого потребовалось. Меч рыцаря был невероятно тяжел, а сам Сталкер фантастически силен, практически подтверждалось все, что говорилось о нем в легендах. Она попыталась задеть его незащищенную ногу, но он с легкостью отразил удар. Хок приблизился к жене, вращая топор над головой. Сталкер свободной рукой схватил ближайшее к нему кресло и швырнул его в Стража. Одна из ножек задела Хока по голове, и он упал. Фишер снова бросилась на Сталкера. Рыцарь рванулся ей навстречу, воспользовавшись своим преимуществом. Изабель была вынуждена отступать, парируя его удары и ожидая момента, когда он откроется. Но такой момент не наступал. Да, она хорошо управлялась с мечом, но противник оказался сильнее.

Искры сыпались во все стороны, комнату наполнил лязг мечей. Хок поднялся на ноги и потряс головой, чтобы прийти в себя. Сталкер слегка нахмурился. С двумя ему не справиться — он это прекрасно понимал. Внезапно повернулся и с яростью бросился на Дориманта. Тот сжался в кресле, и удар прошел мимо. Фишер кинулась защитить беднягу, и Сталкер в последнюю минуту обернулся и подсек ее под колени. Она рухнула, хрипя, как в агонии. Сталкер занес меч, готовясь прикончить ее, но возле него уже вырос Хок, обеими руками раскручивающий свой топор. Рыцарю пришлось отступить.

Сталкер и Хок стояли лицом к лицу, их оружие сверкало в свете ламп. Меч и топор поднимались и опускались, противники нападали и отражали нападения, не прося и не даруя пощады. Все происходило очень быстро, поединок не должен затянуться. Сталкер использовал разные хитрости и запрещенные трюки, какие только знал, но на Хока они не подействовали. Сталкер почувствовал, что устает и теряет силы. Он стал слишком часто использовать один и тот же прием, и Хоку наконец удалось разрушить его защиту и выбить меч у него из рук. Сталкер зашатался, защищаясь онемевшей рукой, и прислонился к стене, переводя дыхание.

— Твоя взяла, Хок. Десять лет назад ты не сумел бы даже подойти ко мне… Но только десять лет назад, — он перевел дыхание. — Это не моя вина, ты же знаешь. Ты и представить себе не можешь, что значит вырасти в таком доме, видеть все, что здесь творилось… Какое будущее меня ждало? Мои родные были просто отвратительны, отвратительны все без исключения, и они хотели, чтобы и я стал таким же. Остановить их я не мог, я был всего лишь ребенком, и я сбежал. Я стал героем, я помогал другим, потому что когда сам нуждался в помощи, мне было некому помочь. Но я был уже заражен, яд разложения проник в меня. Я боролся, долго боролся… Пытался купить этот дом и сжечь его дотла, чтобы он больше не притягивал меня. Это не моя вина? Не моя вина! Я не выбирал, кем мне стать.

— Я видел, что ты сделал с той девочкой в «Голове Пони», — сказал Хок. — Я скорее убил бы себя, чем сделал такое.

Сталкер кивнул, соглашаясь с ним, и продолжил:

— Я никогда не был таким смелым. До сегодняшнего дня. Я же сказал вам, что не предстану перед судом…

×