И маги могут быть королями, стр. 2

Часть Первая.

Королевство. Магическая академия.

– И последнее, ученики, - Тенперон окинул взглядом свой класс. - Вы всегда должны сохранять равновесие магии. Боги строго покарают нарушителей.

– Учитель, а что может случиться с магом, нарушившим равновесие? - мне было очень интересно это узнать.

– Хороший вопрос, - на лице Тенперона мелькнула улыбка, - Николас. Маг может погибнуть, заклинание может обратиться против него самого, или, что самое худшее - мага постигнет безумие [14]. А теперь все свободны, урок окончен.

Повторять дважды не пришлось - все разом вскочили с парт и ринулись вон из класса.

– А тебя прошу задержаться, Николас Датор, - окликнул меня Тенперон.

– Да, учитель, - класс уже почти опустел.

– Ты мой лучший ученик, Николас. Я хочу предложить тебе посещать дополнительные занятия по боевой магии. Ты согласен? - Тенперон внимательно смотрел мне прямо в глаза.

– Это будет честью для меня, учитель.

– Прекрасно. Тогда завтра, после уроков, на северной террасе. До свидания, Николас, - Тенперон начал перебирать свитки с формулами, словно забыв обо мне.

– До завтра, учитель, - со вздохом облегчения я выбежал из класса.

Класс "Теории боевой магии" находился на последнем, четвёртом этаже главного корпуса, а вот спальни - на первом. Так что мне приходилось идти через всё здание. За стенами академии уже стемнело, и коридоры освещали одни лишь тускло горевшие лампы да чадящие факелы. Вечно Гильдия пытается сэкономить на мелочах вроде нормального освещения. За это её руководству часто доставалось немало тихих недобрых слов...

Меня поразила одна вещь - тишина. Обычно после уроков по школе бегают толпы учеников, сейчас же был только я один. На лестнице меня едва не сбил с ног с ног бежавший периан - явление редкое и очень странное, ведь обычно они ходят не спеша, если не сказать лениво, с чувством собственного достоинства.

Это у них в крови. Довольно-таки грузные существа ("периан без пуза - это уже не периан"), намного ниже людей: росту в них чуть больше полутора метров. Глаза широко раскрытые, словно при рождении они так удивились, что не могут успокоиться до сих пор. А уж об их обычае отращивать всевозможные бороды, бакенбарды и усики и вытворять с ними такое, отчего у гномов волосы дыбом встают, ходили многочисленные анекдоты и легенды.

– Поосторожнее, - бросил я ему вслед, отряхивая брюки.

– Не до тебя, - на ходу отвечал периан и забежал в кабинет Тенперона.

Тогда я не придал этому значения...

Королевство. Тронгард.

Коронация Реджинальда Людольфинга была не самой пышной. Некоторые даже называли её убогой. Длилась она не более трёх часов. Сначала прошёл обряд миропомазания в храме Онтара [15], затем "празднество" перенесли в пиршественный зал королевского дворца.

Зал освещали сотни факелов и свечей. Многочисленные столы были поставлены в форме молний, герба Огнаридов [16]. Молодой король хотел даже в такой мелочи показать преемственность власти. К сожалению, у него получилось как всегда, неуместно, неудобно и несколько глупо. Слуги, разносившие блюда и кувшины с вином, петляли между хмурыми гостями, которых даже красное аркадское не смогло развеселить. И вряд ли тому виной был тот способ, которым расставил столы Реджинальд.

Молодой король был необычайно похож на свою мать, сестру короля Альфонсо V. Чёрные как смоль волосы растрёпаны. Лицо вытянутое, с острым подбородком, длинным тонким носом и редкими бровями. Зато вот карие глаза - отцовские, людольфингские: их цепкий взгляд оценивал всех пирующих. Реджинальд был слаб глазами, и поэтому всё время щурился, что придавало ему надменный вид. Но молодого короля это не волновало, даже наоборот: он считал, что так будет только сильнее похож на великих королей древности, о которых Людольфинг так много читал. Ради этой же цели Реджинальд, облачённый в пышную горностаевую мантию с пурпурной каймой, старался сидеть прямо и выглядеть как можно более величественным.

Но ближе к вечеру Реджинальд устал, и даже пошёл на нарушение этикета, опёршись головой на кулак. Он надеялся, что кузен Фердинанд пусть и не разделит с ним радость, но хотя бы явится на коронацию. Правда, некоторые советовали новоиспечённому королю отправить "почётный эскорт" за принцем, человек этак в тридцать-сорок, но Реджинальд отказался. Его правление не должно было начинаться с "истинного варварства", как выразился первый Людольфинг на престоле.

Сын Альфонсо никогда не любил государственные дела, часто повторяя, что лучше бы Реджинальд и вправду стал королём огнарским, а ему бы достался титул Первого маршала [17].

– Проклятые Артуа [18] и Дакрмур [19], - процедил сквозь зубы Реджинальд, слишком поздно спохватившись, что его слова могут услышать. Пусть эти двоих в столице и не уважали, но они всё-таки были Владетелями [20], а это что-то да значило.

Именно Дакрмур, как считал Реджинальд, был виноват в том, что Фердинанд отдалился от своего двоюродного брата. Теперь слова сына Альфонсо, обращённые к новому королю, были холодными, а глаза - завистливыми.

Реджинальд нахмурился, только тут осознав, что на него почти никто не обращает внимания после первого часа пира. Дворяне и придворные ели, пили уже теперь его еду и вино, шептались о чём-то между собой, но даже не смотрели в его сторону. То же самое было и с братьями Реджинальда, Конрадом, Артуром и Фредериком. Все они были старше него, и до сих пор не могли поверить, что именно их младшему брату достался огнарский престол. Но всё было просто: Реджинальд умел и любил управлять поместьем, слугами.

А вот братья... Отец не доверял остальным сыновьям: по одной причине, как он любил говорить. Конрад, Артур и Фредерик удались в отца только внешностью. А в остальном были очень похожи на Фердинанда. Время своё они любили проводить в погоне за убегающей по лесу дикой кошкой или невдалеке от виночерпиев на пирах. Проявляли интерес к управлению поместьем они изредка, лишь по прямому указанию отца.

– Ну и пусть, - опять прошептал Реджинальд. - Я вам всем ещё это припомню.

Даже в свои семнадцать Реджинальд отличался сильной злопамятностью. Он мог затаить на человека огромную обиду за сущую мелочь. Но разве это такой уж большой порок для короля огнарского?

– Конечно, нет, - Реджинальд зевнул. И сразу же подобрался, резко оглянувшись по сторонам. Пир обещал затянуться на очень долгое время...

Королевство. Предгорья Саратских гор

Спустившись вниз, на первый этаж, я понял, почему в коридорах не было ни души. Все собрались здесь, в зале для приёмов, занимавшем половину первого этажа (вторая половина была отведена под спальни учеников).

Я нервно сглотнул. У самых стен выстроились королевские воины. Их тут было несколько сотен. В свете ламп Равальяка [21] кольчуги накинуты узкие плащи с вышитым гербом дома Огнаридов. Золотая молния, символ порядка и нерушимости правящего дома, была очень редким гостем в Магической академии.

Но вот алые маги ... Никогда до сего дня их нога не вступала на территорию, принадлежавшую Гильдии магов [22].

Кто им это позволил? Зачем они все здесь собрались? И как алые маги беспрепятственно прошли в академию? Гильдия магов запретила им приближаться к принадлежащим ей зданиям ближе чем на сто шагов. Произошло уж точно что-то невозможное. Невероятное.

×