Кулачный боец, стр. 2

Ларни опасался, что Майк покусает Освальда, но единственными животными, с которыми не ладил мой пес, были африканский леопард Амир, успевший сожрать уже трех человек, и тигр-людоед Султан. Это были самые злобные твари во всем зверинце, они так и норовили выбраться из клетки и вцепиться в Майка. Но пес их не боялся.

* * *

Жилось мне весело. Правда, изредка я немного тосковал по "Морячке" и гадал, как там поживают Билл О'Брайен, Муши Хансен и Рыжий О'Доннел. Но у меня тоже есть гордость, и я бы ни за что не вернулся назад после того, как Старик вышвырнул меня на улицу.

Во всяком случае, пока мне было здесь интересно. С напряжением согнув в локтях свои мощные руки и состроив презрительную усмешку, я поднимался на помост перед шатром, а Джо Бимер, сдвинув котелок на затылок, начинал назойливо расхваливать меня перед публикой.

– Моряк Костиган! Человек-кувалда! – орал он во всю глотку.

Ну а я разрывал подковы, гнул пальцами монеты – в общем показывал обычные фокусы цирковых силачей. Потом Джо, набрав в легкие побольше воздуха, переходил почти на истошный крик:

– Найдется ли в этом славном городке смельчак, который продержится против этого бойца четыре раунда? Попытайте счастья, ребята! Он целый день забивал колья и, возможно, устал и ослабел, кхе-кхе-кхе!

Тут из толпы выскакивал какой-нибудь здоровяк и заявлял:

– Я готов сразиться с этим, как его там ...

Тогда Джо потирал руки и бормотал себе под нос: "Денежки, скорей ко мне! Я найду вам применение", а во всеуслышание объявлял:

– Прошу сюда, джентльмены! Через дверь и налево. Вход всего десять центов! Вы увидите схватку века! Не толкайтесь, ребята, не толкайтесь!

Обычно шатер был битком набит беснующимися болельщиками местного героя, которые призывали своего любимца размозжить мне башку. Каким бы крохотным городишко ни был, в нем всегда находился драчун с подходящей репутацией.

Как-то мы заглянули в один городок, где как раз вовсю шли состязания по борьбе. Все местные боксеры были заняты, казалось бы, мне сразиться не с кем, как вдруг из толпы вышел какой-то поляк и заявил, что он – чемпион Западного побережья по борьбе (я еще не встречал борца, который не мнил бы себя хоть каким-то чемпионом) и хочет, чтобы я с ним поборолся. Бимер ответил отказом. Толпа зашипела, а борец обозвал меня трусом.

Я рассвирепел и сказал ему, что хоть я и не борец, но отвалю ему столько, что будет не унести. Он решил, что легко меня разделает, но ошибся. Я не знаю, как надо бороться по-научному, зато умею драться без правил. В общем, я сломал ему руку и вывихнул плечо. После этого уже никто не предлагал мне побороться.

* * *

Вскоре после того случая мы приехали в шахтерский городок Айронвиль, устроившийся среди холмов штата Невада. По внешнему виду жителей я определил, что здесь желающих сразиться найдется в избытке. И будьте уверены, я не ошибся.

Задолго до начала представления огромная толпа усатых громил в тяжелых башмаках собралась возле палатки для атлетов. Они не проявляли никакого интереса ни к зверям, ни к карликам, ни к акробатам.

Едва Джо начал зазывать публику, как сквозь толпу к нему протиснулся человек, больше похожий на медведя-гризли, – огромный черноволосый верзила с плечами пошире двери и руками наподобие медвежьих лап. По реакции собравшихся я сообразил, что он имеет определенный вес в Айронвиле, и оказался прав.

– Довольно болтовни, приятель, – проревел он словно бык. – Я схлестнусь с этим бродягой!

Джо взглянул на чернобрового гиганта и, похоже, в первый раз за свою карьеру струхнул.

– Кто вы такой? – неуверенно спросил он.

С волчьей усмешкой верзила ответил:

– Кто я? Да я – здешний кузнец! И толпа завыла и завизжала от хохота, будто он сказал что-то очень смешное.

– Что-то тут не так, Стив, – шепнул мне Джо. – Не нравится мне это.

Тут толпа зашипела, засвистела, а верзила нахально сказал:

– Ну, в чем дело? Вы что, парни, трусите?

Я взбесился.

– А ну-ка, заходи в палатку, образина чернорожая! – взревел я. – Я тебе покажу, кто струсил! Молчи, Джо. Я никого не боюсь! Да что с тобой?

– Говорю тебе, Стив, – пробормотал Джо, вытирая лоб шейным платком, – я уже где-то видел этого поганого верзилу, и если он – простой кузнец, то я – король богемский!

– Ха-а! – фыркнул я с отвращением. – Когда я с ним разделаюсь, он будет похож на раскатанный коврик. Разве ты хоть грош потерял с тех пор, как я начал выступать? Нет! Так давай начинать!

Сказав это, я вразвалку вошел в шатер и прыгнул на ринг. Толпа плотно окружила арену, громко аплодируя своему любимцу и поливая меня руганью, а я с удовольствием огрызался, ведь в этом деле я – профессионал.

* * *

Джо хотел отвести верзилу в раздевалку, расположенную в углу палатки за занавеской, но тот недовольно фыркнул и стал срывать с себя одежду прямо в проходе, пока не остался в боксерской форме. "Ага, – подумал я, – значит, он пришел сюда специально, чтобы сразиться со мной. Наверное, местный боксер-любитель".

Он взобрался на ринг в сопровождении нескольких человек. Один, высокий, с холеным лицом, был похож на профессионального афериста, и все звали его Брелен. С ним были еще три громилы, вероятно секунданты. Расплющенные носы и прижатые уши говорили об их принадлежности к нашему ремеслу. Вообще-то мне показалось, что для провинциального любителя у верзилы было слишком тщательно подобранное окружение.

– Кто будет судить? – поинтересовался тип с перебитым носом.

– Я, – отозвался Джо.

– Ты будешь в другой раз, – сказал Брелен – Зрители сами выберут честного судью для моего парня, ясно?

– Это против правил нашего заведения... – начал было Джо, но толпа недовольно зашумела и двинулась к рингу. – Хорошо, хорошо, – быстренько согласился он. – Я не против.

Брелен гаденько улыбнулся и, повернувшись к толпе, сказал:

– Ну, ребята, кого бы вы хотели выбрать судьей?

– Честного Джима Донована! – заревели зрители и вытолкнули вперед какого-то потрепанного морского волка с самой хитрой физиономией из всех, что мне приходилось видеть. Джо взглянул на него и, схватившись за голову, застонал. Толпа вела себя безобразно, явно нарываясь на неприятности. Джо выглядел не лучшим образом, да и мои секунданты чувствовали себя не в своей тарелке. Хорошо еще, что, усомнившись в благовоспитанности публики, я до начала представления запер Майка в клетке Освальда. Временами Майк теряет благоразумие, и, если толпа начинает швырять в меня разные предметы, он запросто может кого-нибудь цапнуть.

– Джентльмены, – заголосил Джо, который, будучи прирожденным зазывалой, не мог остановиться, стоило ему только открыть рот, – сейчас вы станете свидетелями поединка века, в котором Храбрый Кузнец из Айронвиля предпримет попытку выстоять целых четыре раунда против Моряка Костигана, Грозы Морей...

– Ой, да заткнись ты и проваливай с ринга, – грубо оборвал его Брелен. – Начинаем бой!

* * *

Ударили в гонг, и кузнец вылетел из своего угла. Бог мой! Ну и мужик это был, доложу я вам! Ростом шесть футов и один дюйм с четвертью и весом не меньше двухсот десяти фунтов против моих шести футов и ста девяноста фунтов. Широченная грудь покрыта черной шерстью, руки все в узлах мышц толщиной с хороший канат, ноги как стволы деревьев, тяжелая челюсть выступает вперед, мясистое лицо опытного бойца с горящими из-под густых черных бровей злыми серыми глазками, копна жестких черных волос, нависающая над низким лбом, – в общем, должен сказать, я в жизни не встречал бойца более ужасающего.

Мы набросились друг на друга словно пара разъяренных быков. Хрясь! Из глаз посыпались искры, и я почувствовал, что лечу куда-то, а затем с грохотом рухнул на обе лопатки и ринг подо мной заходил ходуном. Вот это да! Я лежал как распятый, почти ничего не соображая. Толпа улюлюкала, хохотала и веселилась кто во что горазд. С тупым изумлением я уставился на черноголового гиганта, нависшего надо мной с гаденькой ухмылкой на губах. И тут меня осенила догадка.

×