Золотые ключики, стр. 3

– А что смеёшься? – сказала Таня. – Вот пойдём да посмотрим. Алёнка, пойдём?

– Пойдём, – сказала Алёнка.

Они сбежали с горбатого бережка. А Нюра закричала:

– Смотрите в море не утоните!..

Не успели Таня и Алёнка отойти от пруда, как их увидел Дёмушка:

– Алёнка, куда? И я с вами!

– Не ходи, – сказала Таня, – мы далеко.

Но Дёмушка уже бежал к ним:

– И я далеко!

– Мы идём море смотреть. А ты куда?

– И я море смотреть.

– Пусть идёт, – сказала Алёнка, – всё равно от него теперь не отвяжешься.

На лугу их догнал Снежок. Он бежал и разбрызгивал лужи лапами. Белая шерсть висела на нём клоками, а лохматый хвост был завёрнут крючком.

– А вот и ещё один! – сказала Алёнка. – Ваш Снежок бежит. Тань, прогони его домой, заблудится ещё!

– Да, прогонишь его! – сказала Таня. – Уж от Дёмушки не отвяжешься, а от него и подавно!

Так и пошли все четверо по берегу бурливого ручья, через зелёный лужок, сквозь ракитовые кусты – смотреть море.

Неудачная охота

Ручей бежал через лужок. С одной стороны подымались ракитовые кусты, а с другой к ручью подступало колхозное поле.

Идти было весело – пели дрозды в кустах, в небе звенел жаворонок, на пашне рокотал трактор, весенний ветерок гулял на просторе…

– Ух, а грачей-то на пашне! – удивилась Таня.

– Червяков ищут, – сказала Алёнка.

Трактор медленно тащил плуги. Острые лемеха глубоко взрезали и отваливали сочные, сырые пласты.

Далеко-далеко уходили чёрные борозды, до самого леса. Их было много, уже половина поля почернела. А трактор шёл и шёл вперёд, тащил и тащил плуги.

Грачи шли вслед за плугами, выбирали из земли червей и личинок и совсем не боялись людей.

– Сейчас одного белоносого поймаю, – сказал Дёмушка.

И полез на пашню.

– Лезь, лезь! – сказала Алёнка. – Завязнешь – кто будет вытаскивать?

– Не завязну, – ответил Дёмушка.

– Лезь, лезь, – сказала Таня, – а мы уйдём!

– А я догоню! – откликнулся Дёмушка.

Бежать по вспаханной земле было трудно, ноги вязли и проваливались. Но Дёмушка всё-таки бежал. Вот уже до свежих борозд добрался. Вот уж и трактор идёт перед ним, идёт и рокочет грузно, спокойно, ровно… А сзади, за блестящими лемехами, ложатся глубокие борозды, отваливаются пласты, разламываются, рассыпаются в комья… и грачи идут, как домашние куры, даже и головы не поднимают на Дёмушку!

Дёмушка стал к ним подкрадываться, растопырил руки, идёт потихоньку…

Таня и Алёнка стояли на лужке у ручья и глядели: поймает или не поймает Дёмушка грача?

А Снежок тоже глядел и на Дёмушку и на грачей. И вдруг понял: Дёмушка грачей ловит! Снежок весело тявкнул, взмахнул хвостом и пустился через пашню помогать Дёмушке.

Но из его помощи ничего не вышло. Грачи как увидели Снежка, так сразу и взлетели всей стаей. Снежок прыгал за ними, лаял… Но грачи летают высоко, разве их достанешь?

– И кто тебя звал? – сказал ему Дёмушка. – Бежит, как будто он ловить умеет!

Так и вернулись охотники ни с чем. Таня и Алёнка посмеялись над ними и пошли дальше.

А грачи покружили над полем, покричали и опять спустились на пашню. И снова пошли по рыхлым сырым бороздам, отыскивая жуков, червей и личинок…

Встреча с лягушкой

Снежок бежал впереди, а сам всё оглядывался на Таню – идёт она или нет? И, видя, что она идёт, весело бежал дальше и обнюхивал по пути все кротовые кучки, все пеньки, все кустики. У ракитника он остановился: неужели в кусты лезть? Но увидел, что ребятишки в кусты вошли, и побежал дальше. Снежок далеко убегал в сторону, в сквозистую чащу. А потом звонко лаял и выскакивал обратно к ручью. И очень веселился.

На лужке травка чуть-чуть наклюнулась, а под кустами было уже густо и зелено. И среди шершавых листьев весело цвела лиловая медуница.

Таня обрадовалась:

– Цветы!

И побежала рвать медуницу. Алёнка тоже не отставала. Только Дёмушка не рвал цветов. Он кидал в ручей то щепку, то веточку и глядел, как они уплывают.

Вдруг Дёмушка остановился, присел на корточки и уставился глазами в густую траву.

– Ты что увидал? – спросила Таня.

– Сейчас посмотрю, – сказал Дёмушка. – Там, может, лягушка…

И полез руками в молодую снытку, которая густо выросла под кустом.

– Не лови лягушек! – закричала на него Алёнка. – Всегда он лягушек ловит!

Таня с опаской посмотрела на траву и спросила:

– Алёнка, а ты лягушек боишься?

– Вот ещё! – сказала Алёнка и тоже покосилась на снытку. – Буду я лягушек бояться!

– Я тоже не боюсь, – сказала Таня. – Есть кого бояться! Подумаешь, зверь какой!

В это время выбежал из кустов Снежок, прошумел по сучьям и по траве и выгнал из травы лягушку. Лягушка выскочила – да прямо Алёнке под ноги!

– Ай! – взвизгнули Алёнка и Таня в один голос и бросились бежать.

И со страху все свои цветы растеряли.

А Дёмушка поймал лягушку, поглядел на неё. Лягушка то открывала, то закрывала свои выпуклые глаза, и лапки у неё дрожали. Дёмушке стало жалко лягушку.

– Ну, иди уж, – сказал он, – прыгай. Только под ноги не лезь.

И пустил её обратно в траву.

Девочки поджидали Дёмушку на солнечной луговинке.

– Ты с лягушкой? – издали крикнула Алёнка. – Покажи руки.

Дёмушка поднял руки и растопырил пальцы. Никакой лягушки у него нет!

– Ну, тогда иди скорее, – сказала Таня, – да смотри не отставай, а то так с тобой и до завтра к морю не дойдёшь!

И пошла вперёд.

– А наши цветы как же? – спросила Алёнка. – Так и останутся?

– Пусть останутся, – сказала Таня, – я их больше не возьму – их лягушка нюхала.

Как Дёмушка в кузне помогал

Путешественники спустились вместе с ручьём с горки и вышли на отлогий бережок речки Маринки. Маленькую молчаливую Маринку нынче и узнать нельзя было – так она шумела, так она бурлила, так она неслась и сверкала под солнцем!

– А теперь куда? – спросила Алёнка.

– А теперь – куда Маринка течёт, – ответила Таня, – она дорогу знает!

Так они шли и шли по берегу – туда, куда Маринка течёт.

– Гляди-ка, – сказала Алёнка, а мы прямо к нашей кузне пришли! Как же теперь?

– Ну и что ж? – сказала Таня. – Пускай кузня. А Маринка ещё дальше кузни бежит.

Ворота кузни были широко открыты. В кузне было всё черно от сажи. Невысокий огонь покачивался в горне, и горячее отражение мерцало на краях наковальни. Около кузни лежал плуг со сломанным лемехом – кузнецу Ивану Ильичу этот лемех надо наваривать. Рядом лежала борона, у которой не хватало зубьев – кузнецу надо выковать новые зубья. На узких литых колёсах стояла сенокосилка, у неё расшатались ножи – к этим ножам надо новые болты сделать…

– Лошадь куют! – вдруг крикнул Дёмушка и побежал к кузнице.

Алёнка поглядела на Таню:

– Пойдём посмотрим?

– Пойдём!

На кузню, прямо с поля, привели буланого коня Ландыша. Ландыш потерял подкову с задней ноги, ходить неловко. Его привела молодая колхозница Варя Соколова. Ландыш к ней прикреплён, Варя на нём работает, потому она о нём и заботится.

Ландыша ввели в станок, привязали. Конь тревожно переступал с ноги на ногу, ставил уши топориком, косился, а Варя его всё оглаживала и успокаивала:

– Ничего, Ландыш, ничего. Не в первый раз тебе, не молоденький!

Иван Ильич с подковой в руках подошёл к лошади.

– Вот как ему Ландыш сейчас наподдаст! – сказал Дёмушка.

– Ничего не наподдаст, – сказала Таня. – Вон наш дедушка к какой хочешь лошади подойдёт, и никакая не тронет! А Ландыш что – дурной, что ли?

– А всё-таки боязно! – прошептала Алёнка.

Кузнец подошёл к Ландышу и спокойно взял его за раскованную ногу.

– Ну-ка, ножку, Ландыш! – ласково сказал он. – Ну-ка, дай ножку!

Ландыш покосился на кузнеца умным глазом и приподнял свою белую, с косматой бабкой ногу. Кузнец зажал её меж колен, расчистил копыто, приладил подкову и стал её прибивать. Звонкие частые удары молотка полетели под лугом и отдались где-то в горе…

×