Золотые ключики, стр. 2

Медок и холодок

Алёнка вылезла из лужи и сказала:

– А вода до чего тёплая!

И побежала по улице, по всем лужицам и калужинкам. Таня бросилась за ней.

Они догоняли друг друга, шлёпали босыми ногами по воде, поднимали весёлые брызги и смеялись.

Вдруг Алёнка остановилась.

– Гляди-ка, – сказала она, – пионерский вожатый хворост несёт!

Вожатый пионерского отряда Ваня Дозоров услышал Алёнку.

– Это не хворост, – сказал он, – это маленькие деревца – липки.

Таня подбежала к нему:

– Липки! А где же ты их столько накопал?

– Не накопал. В лесничестве взял. Там их в питомнике из семян вырастили…

– А на что они?

– Как «на что»? Сажать будем.

Посреди деревни около избы-читальни кучкой сидели ребята-школьники: кто на ступеньках, кто на брёвнышках. У всех были заступы, и солнечные огоньки то тут, то там загорались на отточенных лезвиях.

– Ну, идите, – сказал Ваня, – некогда мне с вами! А вон и бригада моя собралась, ждёт меня.

В это время школьники увидели Ваню и побежали ему навстречу:

– Сад в деревню принесли, сад принесли!

Они окружили Ваню Дозорова, разглядывали маленькие деревца, расспрашивали:

– А сколько их тут?

– А где сначала сажать будем?

– Сначала будем сажать вокруг пасеки, – сказал Ваня, – потому что это липка, а пчёлы липовый цвет любят.

– А потом где?

– А потом по всей деревне насажаем. Разных деревьев насажаем. Сирени побольше. Пускай у нас избы как в саду стоят.

– На пасеку так на пасеку! – закричал Вася Бражкин. – Шагай, ребята!

– На пасеку! – подхватила Ариша Родионова.

Настя вскинула заступ на плечо и первая зашагала по тропочке, ведущей на пасеку. Таня уцепилась за Ванин рукав:

– И мы с вами пойдём липки сажать!

Ваня засмеялся:

– И вы? Да вы же не сумеете!

– Сумеем! – сказала Таня.

Тут и Алёнка её поддержала:

– Мы сумеем!

Тогда Ваня дал им два деревца:

– Вот сажайте. Только на пасеку не ходите, вам далеко. Посадите их где-нибудь у своих дворов. Но смотрите, если не справитесь, позовите кого-нибудь из старших. А саженцы зря не губите – они трудов стоят.

И ушёл.

Алёнка посмотрела на своё деревцо и сказала:

– Разве это деревцо? Это просто какой-то прутик. Он, наверно, нам нарочно сказал.

Таня засмеялась:

– Эх ты, «прутик»! А у прутиков корни бывают?

Алёнка потрогала пальцами нежный маленький корешок, подумала и больше не стала спорить.

Подружки стали советоваться.

– Ты где сажать будешь? – спросила Алёнка. – У ворот или под окнами?

– Я у ворот.

– Ну, тогда и я у ворот. А ты у чьих ворот? – опять спросила Алёнка. – У наших или у ваших?

– Я у наших.

– Ну, тогда и я у ваших.

Дедушка уже кончил копать в палисаднике и поставил заступ в сараюшку, под навес, а сам стал собираться на конюшню. Ему надо было лошадям приготовить корму. Лошади все в поле, на работе, придут с работы – есть захотят.

Таня нашла под навесом заступ и приволокла его к воротам:

– Давай ямки копать!

Но заступ был очень тяжёлый. Такой заступ и поднять-то не поднимешь, не то что им ямки копать!

Дедушка вышел на улицу и увидел, как Таня и Алёнка мучаются с заступом. Он подошёл к ним:

– Вы что это делаете?

– Мы, дедушка, деревья сажаем, – ответила Таня, – липки!

– А ну-ка, дайте сюда заступ, – сказал дедушка.

Он взял заступ и выкопал две ямки.

– Ну вот, теперь и сажайте.

Таня и Алёнка посадили свои деревца, примяли вокруг них землю, полили их тёплой водой из калужины… Светит горячее весеннее солнышко, идут по небу весёлые облака, поют скворцы у скворечен, развёртываются почки на деревьях. И два новых деревца стоят у ворот, расправляют корешки в тёплой земле!

– Мою липку знаешь как звать? – сказала Таня. – Мою липку звать Медок!

Алёнка удивилась:

– А почему?

– А потому, что когда она вырастет, то на ней будут медовые цветы. И на неё пчёлы будут прилетать за мёдом. Вот потому и Медок!

– А как же мою?.. – спросила Алёнка. – Мою тоже Медок?

– Нет, твою пусть как-нибудь ещё!

– А как?

– Знаешь, как? Холодок!

– А почему?

– А потому, что когда она вырастет, то будет густая-прегустая. Кругом будет жара, дышать нечем, а под твоей липкой – холодок! Ну, пусть?

Алёнка улыбнулась и сказала:

– Пусть!

Гуси тоже летать умеют

Бабушка выглянула в открытое окно и сказала Тане:

– Посмотри, Танюша, за гусями, как бы на озимь не ушли. А то они ростки поклюют, в поле плешин понаделают. Что хорошего? Народ нас не похвалит, да и самим не прибыль!

Таня взяла хворостину и побежала за гусями. А гуси медленно шли по деревне всей стаей – гусак впереди, гусыньки за ним. Они шли да щипали молодую травку и шаг за шагом уходили всё дальше и дальше.

Таня догнала их, замахала хворостиной:

– Куда отправились? Домой идите!

Но гуси домой не хотели. Таня гнала их в одну сторону, а они поворачивали в другую. Таня гнала их к дому, а они поворачивали к пруду. Тут и Алёнка подбежала к Тане на помощь. Она кричала на гусей и махала на них руками. Тогда гусак вдруг высоко вытянул шею и крикнул:

«Ка-га!»

Гусыньки тоже сразу вытянули шеи и откликнулись:

«Ка-га!»

И тут они все подобрались, приподнялись, побежали-побежали на цыпочках, замахали белыми крыльями и взлетели над Таниной головой. Шум и свист пошёл от широких крыльев.

– Куда! – закричала Таня и подняла обе руки, будто хотела поймать гусей. – Куда вы?!

А белая стая пролетела через улицу и опустилась у скотного двора, у самого пруда.

– Сейчас я вам задам хворостиной! – сказала Таня. – Ишь ты, не слушаются!

– Мы сейчас вам зададим! – подхватила и Алёнка.

И они побежали на пруд.

Но, когда прибежали к пруду, гуси уже плыли по воде, как белые кораблики. Они уплыли на самую середину и там плескались, и ныряли, и охорашивались. А пруд был полон воды, до самых краёв.

– Вот какие! – сказала Таня. – Как на пруд захотелось, так и летать сразу научились. А дедушка говорит – на подъём тяжелы!

Начало пути

Весенний пруд был до краёв полон. А в одном месте вода размыла бережок и лилась через край. Бурливый ручей с шумом бежал от пруда через зелёный лужок и пропадал в густых ракитовых кустах.

Около ручья играли ребятишки. Юрка председателев устраивал на воде мельничку с колесом. Ваня Берёзкин ему помогал. Дёмушка просто бегал по воде, поднимая брызги. А на берегу пруда, на деревянных мосточках, сидела Нюра Туманова. Она болтала ногами в тёплой воде и пела песенку.

Таня и Алёнка тоже взобрались на мосточки, сели рядом с Нюрой и свесили ноги в воду. Узенькие волны бежали от мостков по пруду и пропадали, не дойдя до середины. А в самую середину пруда, как в круглое гладкое зеркало, глядело весёлое солнышко. Алёнка запела с Нюрой песенку, но скоро примолкла.

– Ручей шумит! – сказала она. – Даже песню не слышно!

– Потому что бежит, торопится, – сказала Таня, – до моря-то всё-таки далеко.

– До моря? – удивилась Нюра. – А что же, этот ручей в море бежит?

– Ручей – в Маринку, а Маринка – в Нудоль, а Нудоль – в большую реку, а большая река – в море…

Алёнка поглядела на Таню:

– А ты почём знаешь?

– Дедушка сказал.

Нюра засмеялась:

– Это он тебе нарочно сказал. Всё равно ручей до моря не дойдёт!

Но Таня даже рассердилась. Как это не дойдёт, если дедушка сказал!

– Значит, если я по рекам пойду, то тоже к морю выйду? – спросила Нюра.

– Конечно, к морю выйдешь, – ответила Таня.

– Вот бы поглядеть это море!.. – сказала Алёнка.

Таня живо подобрала ноги на мостки и вскочила:

– А пойдём!

– Куда? – удивилась Нюра.

– Море поглядим!

– «Море поглядим»! – повторила Нюра и снова рассмеялась: – Ну ступайте, ступайте поглядите. А потом придёте, расскажете, какое там море есть!

×