Темная игра смерти. Том 1, стр. 125

– Вы хотите сказать, то, что натворила в мире нацистская Германия, случилось в основном благодаря таким маньякам, как ваш оберст и Мелани Фуллер?

– Вовсе нет.– Сол решительно покачал головой.– Я даже не уверен, можно ли этих людей называть настоящими людьми. Я считаю их мутантами – жертвами эволюции, которая в течение миллиона лет поощряла развитие межличностного господства наряду с другими особенностями. Но ориентированные на насилие фашистские общества создаются не полковниками и психопатками вроде Мелани Фуллер, и даже не Барентами и Колбенами.

– Тогда кем же?

Сол махнул рукой в сторону улицы, видневшейся за разбитыми оконными рамами.

– Члены банды считают, что в операции участвуют несколько десятков федеральных агентов. Но я думаю, только один из них – Колбен обладает этой странной способностью. Остальные лишь позволяют разрастаться вирусу насилия, выполняя распоряжения и являя собою часть социального механизма. Немцы были большими специалистами по организации и созданию таких механизмов. Лагеря смерти являлись только частью более крупного механизма убийства. И он не был полностью уничтожен, а всего-навсего перестроен, модернизирован, ну и не так откровенен, что ли, в массовом психозе насилия…

Джентри встал и подошел к пролому в дальней стене.

– Пойдем. Мы еще успеем осмотреть этот квартал перед тем, как стемнеет.

Среди обгоревших опор обуглившегося, но так и не снесенного дома они нашли обрывок ткани.

– Я уверен, что это от рубашки, которая была на ней в понедельник,– сказал Джентри. Он пощупал ткань и в свете фонарика принялся осматривать пол, усыпанный углем.– Смотрите, здесь масса следов. Похоже, они боролись тут, в углу. Натали могла зацепиться за этот гвоздь и порвать рукав рубашки, когда ее отшвырнули к стене.

– Или если ее тащили на плече,– добавил Сол. Он прижимал к себе саднящую левую руку. Лицо его было очень бледным.

– Вы правы. Давайте посмотрим, нет ли следов крови или… еще чего-нибудь.

В угасающем свете дня они внимательно осмотрели помещение, но больше ничего не нашли. Выйдя на улицу, они стали размышлять, куда мог направиться похититель Натали в этом лабиринте переулков и полуразрушенных зданий, когда увидели Тейлора, бегущего к ним и размахивающего руками.

– Эй, вы! – закричал он издалека.– Марвин сказал, чтобы вы оба возвращались. Лерой поймал одного ублюдка из трейлера. Он сообщил, где найти мадам Вуду.

– Ропщущая Обитель,– произнес Марвин.– Она в Ропщущей Обители.

– Что такое Ропщущая Обитель? – осведомился Сол.

Они с Джентри стояли в битком набитой людьми кухне. В коридорах и нижних помещениях тоже толпились члены братства.

– Вот и я тоже спросил, что такое Ропщущая Обитель? – Марвин, довольный, сидел во главе стола.– Тогда этот ублюдок объяснил мне. Я знаю, где это место.

– Это старый дом на Джермантаун,– добавил Лерой.– Действительно очень старый. Он был построен, когда белые еще носили треугольные шляпы.

– Кого вы допрашивали? – спросил Сол. Марвин усмехнулся:

– Мы с Лероем и Г. Б. вернулись обратно к центру, когда стемнело. Вертолета уже не было, поэтому мы стали ждать у туалетов, когда выйдет кто-нибудь из тех типов. Как только он спустил штаны, мы появились и сказали «привет». Лерой подогнал грузовик сбоку, позволил ублюдку сделать свои дела и затолкал в кабину.

– И где он сейчас? – спросил Джентри.

– Все еще в грузовике Вудза. А что?

– Я хочу поговорить с ним.

– Он спит,– усмехнулся Марвин.– Ублюдок сказал, что он специальный агент, видеотехник, и ничего не знает. Заявил, что не станет разговаривать с нами и что нам здорово влетит за оскорбление федеральной свиньи и все такое. Лерой и Д. Б. помогли ему разговориться. Джексон считает, с ним все будет в порядке, но сейчас он спит.

– Значит, Фуллер в доме, который называется Ропщущая Обитель, на Джермантаун-стрит,– повторил Джентри.– Он уверен в этом?

– Да,– ответил главарь.– Мадам Вуду живет с другой белой старухой на Квин-лейн. Я должен был догадаться. Старые шлюхи всегда липнут друг к другу.

– Тогда что она делает в Ропщущей Обители? Марвин пожал плечами:

– Федеральная свинья говорит, что последнюю неделю она проводит там все больше и больше времени. Мы рассудили, что белый выродок с косой приходит тоже оттуда.

Джентри протиснулся через толпу и остановился перед Марвином.

– О'кей. Мы знаем, где она. Пошли.

– Еще рано.– Марвин повернулся к Лерою, намереваясь что-то сказать, но Джентри схватил его за плечо и рванул к себе:

– К черту твое «рано»! Может, Натали Престон еще жива. Пошли!

Главарь поднял на него свои холодные синие глаза:

– Отвали, приятель. Если уж мы беремся за дело, то беремся как следует. Тейлор сейчас договаривается с Эдуардо и его парнями. Г. Р. и Г. Б. проверяют все вокруг Ропщущей Обители. Лейла с девчонками устанавливает места скопления федеральных свиней.

– Тогда я пойду один,– упрямо сказал Джентри.

– Нет,– остановил его Марвин.– Если ты подойдешь к дому, федеральные свиньи узнают тебя и всякий эффект неожиданности полетит к чертям. Ты будешь ждать нас, или мы вообще оставим тебя здесь.

Огромная фигура шерифа угрожающе нависла над Марвином. Тот встал.

– Только убив меня, ты сможешь помешать мне,– произнес Джентри.

– Совершенно верно,– спокойно заметил Марвин, выдержав его взгляд. Кто-то в глубине дома включил радио, и напряженную тишину заполнили звуки музыки.– Через несколько часов, приятель. Я знаю, откуда ты. Несколько часов, и мы сделаем это вместе.

Огромное тело Джентри постепенно обмякло. Он протянул руку главарю, и тот крепко пожал ее.

– Несколько часов,– повторил шериф.

– Точно так, парень,– улыбнулся Марвин.

Джентри сидел на матрасе на втором этаже и в третий раз за день прочищал и смазывал свой «ругер». Единственным источником света была лампа с потрепанным шелковым абажуром. Сукно на бильярдном столе покрывали темные пятна и подтеки.

Сол Ласки вошел в освещенный круг, неуверенно огляделся и подошел к Джентри.

– Привет, Сол,– произнес Джентри, не поднимая головы.

– Добрый вечер, шериф.

– Учитывая, сколько мы пережили вместе, Сол, я бы предпочел, чтобы ты называл меня Робом.

– Хорошо, Роб.– Сол впервые улыбнулся.

Джентри защелкнул барабан и покрутил его. Осторожно и сосредоточенно, один за другим, он принялся вставлять патроны.

– Марвин уже начал высылать группы,– заметил Сол.– По двое, по трое.

– Отлично.

– Я решил, что пойду с группой Тейлора в командный центр,– сказал Ласки.– Я сам вызвался. Чтобы отвлечься.

Джентри бросил на него быстрый взгляд, и он пояснил:

– Это не потому, что я не хочу присутствовать при захвате Фуллер. Просто я думаю, члены банды недооценивают, насколько опасным может быть Колбен…

– Понимаю,– кивнул Джентри.– Они сказали, когда все начнется?

– Сразу после полуночи.

Шериф отложил в сторону револьвер и откинулся на подушку.

– Новый год,– произнес он.– Счастливого Нового года.

Сол снял очки и протер стекла салфеткой.

– Ты ведь довольно близко познакомился с Натали Престон, правда?

– После твоего отъезда она пробыла в Чарлстоне всего несколько дней,– ответил Джентри.– Но мы… мы прекрасно поняли друг друга.

– Замечательная девушка,– подтвердил Сол.– При общении с ней создается впечатление, будто знаешь ее тысячу лет. Очень интеллигентная и тонкая натура.

– Да,– согласился Джентри и глубоко вздохнул.

– Я все-таки надеюсь, что она жива,– сказал Сол. Джентри поднял голову к потолку. Тени на нем были как кровоподтеки и напоминали разводы на бильярдном столе.

– Сол,– прошептал он,– если она жива, я очень хочу вытащить ее из этого кошмара.

– Надеюсь, ты сделаешь это… Извини, но мне нужно пару часов поспать перед началом нашего праздника.– И он направился к матрасу у окна.

Некоторое время Джентри упорно разглядывал потолок. Он ждал. Когда наконец его позвали, он уже был готов.