Поединок сердец, стр. 82

Внезапно краем глаза Ройс увидел, что Бетани и его брат обменялись знаками – она подмигнула, он же осторожно поднял руку. И едва не взревел от счастья.

– Ройс, скажи ей, как сильно ты ее любишь, чтобы ее душа успокоилась перед тем, как предстать перед Всевышним, – сказал Ги.

Значит, вот что они задумали! Как он ее любит? Видит Бог, он готов умереть за нее! Значит, они расставили для него западню. Что ж, он не имеет ничего против – только все произойдет на его условиях.

– Люблю? – переспросил Ройс. – Ги, тебе прекрасно известно, что я никогда не испытывал никаких чувств к этой девчонке. Она так и осталась для меня всего лишь рабыней, доставляющей мне радость в постели.

– Что! – воскликнула Бетани, вскакивая.

– Я сказал, что ты доставляешь мне радость в постели, – повторил Ройс, глупо улыбаясь.

Бетани нахмурилась:

– А перед этим?

Он увлек ее в свои объятия:

– Я сказал, что никогда не любил тебя, но сделал это только для того, чтобы ты очнулась и поцеловала меня. Прекращайте свой розыгрыш, Анни. Мне следовало бы свернуть вам обоим шею за этот обман. Но вам повезло – я слишком счастлив.

– Ройс, Бетани ни в чем не виновата, – прервал его Ги. – Она выздоровела, и я уговорил ее пойти на этот обман, чтобы она сама услышала, как сильно ты ее любишь.

– Ги ни в чем не виноват, – поспешно встала на его защиту Бетани. – Я просто хотела узнать, любишь ли ты меня. Убедиться, что твои слова мне не пригрезились.

– Да, они тебе не пригрезились, любимая моя. Хотя, должен признаться, для меня самого это явилось неожиданностью, – сказал Ройс. – Да, я был победителем, захватил твои земли, но ты, моя маленькая Анни, одержала истинную победу, покорив мое сердце. Я потерпел поражение в тот самый миг, когда впервые увидел тебя.

Вздохнув, Бетани обвила руками его шею. Древний обычай не нарушен.

– Нет, любимый, мы оба одержали победу, – сказала она, в поцелуе выражая всю любовь, переполняющую ее сердце.

ЭПИЛОГ

Известие о выздоровлении Бетани вызвало радостное оживление во всем замке. Воины и служанки устроили шумное празднество. Эта новость, последовавшая за разгромом северного войска, явилась свидетельством того, что трудные времена уходят в прошлое.

Союз Бетани и Ройса возвестил возвращение на землю Нортумберленда мира и процветания. Но настоящий праздник случился шесть месяцев спустя, когда владелица Нортумберленда разрешилась близнецами!

– Я не заслужил такого счастья, – сказал Ройс, глядя на свою жену, лежащую в кровати и держащую в каждой руке по младенцу.

– Нет, милорд. На нас снизошло благословение Господа. Он наслал на нашу землю нормандского завоевателя… – Бетани улыбнулась, – …сперва показавшегося мне жестоким и ужасным, но впоследствии оказавшегося самым милым и нежным из всех мужчин.

Склонившись над нею, Ройс, смахнув с ее лба прядь рыжеватых волос, запечатлел на нем нежный поцелуй.

– Любимая, если этот отзыв обо мне станет известен всем, едва ли я смогу защитить твою землю.

Бетани одарила его взглядом, от которого у него замерло сердце.

– Милорд, у вас самая добрая и мягкая душа на свете. Если кто-либо придерживается иного мнения, я буду вынуждена подвергнуть этого глупца испытанию.

Ройс улыбнулся:

– И как же ты это сделаешь, моя прекрасная жена?

– Я заставлю его выпить вино, разбавленное уксусом. Как мне удалось выяснить, это лекарство очень помогает исцелять дурной характер.

– Мне это тоже памятно, – рассмеялся Ройс. Именно тогда он впервые признал в Бетани несгибаемый дух, равный по силе его собственному.

Ройс легонько поцеловал жену в губы:

– Я нашел свою награду, и искать дальше не намерен.

Бетани снова подставила губы, требуя большего.

– Надеюсь, – задыхаясь, сказала она, когда он оторвался от нее.

– Жаль, что Ги не может посмотреть на племянников, – Ройс попытался перевести разговор на что-либо другое.

О боже, как сильно он жаждет эту женщину! Но об этом нечего и думать: она только что родила двойню.

– Как ты думаешь, может быть, назовем одного из сыновей в его честь? – спросила Бетани.

– О небо, ни в коем случае! Он и без того задрал нос, когда король выбрал его для выполнения важного поручения. Нет, давай назовем их в честь твоих отца и дяди.

– А как же твой отец?

Ройс был тронут сверкнувшей в глазах Бетани заботой.

– Non! – воскликнул было он, но тотчас же взял себя в руки. – Анни, он бросил нас, лишив своего имени… и любви. Я никогда его не прощу.

– Если мы хотим смотреть в будущее, нам обязательно нужно уладить счеты с прошлым. Мы назовем одного сына в честь моего отца, а другого – в честь твоего. Это позволит тебе избавиться от горечи в душе.

Ройс почувствовал, как у него сдавило грудь. Бетани понимает его боль и предлагает средство залечить старую рану.

– Мне будет очень трудно, – сказал он наконец, лаская малышей, – но я готов начать. Мы назовем сыновей Лансом и Гэвином.

Бетани покачала головой.

– Нет, Ройс. Я же сказала, что мы назовем их в честь наших отцов – Лансом и Брамом.

– Ты все знаешь? – изумленно спросил он.

– Да.

– Что ж, с этого дня мы начинаем жить заново, и наши близнецы входят в мир как Брам и Ланс.

Осторожно уложив крохотное тельце одного спящего сына на колени, Ройс нежно провел рукой по головке другого.

– Ваше детство будет не таким, как то, что выпало на долю мне и Ги. Вы будете окружены любовью и заботой обоих родителей. Клянусь своей жизнью, вам никогда не придется почувствовать себя нежеланными.

Он прикоснулся к щеке Бетани.

– Я тебя люблю, моя маленькая Анни, и да будет благословен день, когда я впервые встретил тебя. – Он поцеловал ее, выплескивая наружу бушующую в нем страсть. – Как только ты поправишься, мы займемся претворением в жизнь древнего завета. Наша дочь не даст скучать своим братьям-близнецам.

Уютно устроившись в его объятиях, Бетани ответила на пылкий поцелуй, и у нее в глазах блеснули слезы счастья.

×