Выбор страсти, стр. 85

А если она сама не сможет вернуться к прежней жизни? И именно теперь, когда Рейдер решил осесть на берегу…

«Да, с Блайт нигде и никогда не соскучишься», – усмехнулся про себя Рейдер.

– Так будь же моим партнером, Блайт: в постели, в торговле, в нашем доме. Мы вместе были пиратами, и вместе сумеем построить новую жизнь. – Он обнял ее и поцеловал в губы. – Но если ты опять выкинешь нечто подобное, я запру тебя, клянусь кровью Моргана! – На его лице появилась плотоядная улыбка. – Запру и буду до тех пор насиловать тебя, пока в тебе не проснется здравый смысл.

После этого Рейдер погасил лампу и подтолкнул Блайт к кровати.

– О-о-о! – простонала она, с трудом опускаясь на простыни; Рейдер устроился рядом, накрыв их обоих одеялом. – О-о-о… Клянусь печенью Моргана, я больше никогда в жизни не сяду на лошадь, – проговорила Блайт, кусая губы.

– Завтра я отвезу тебя домой, Вул-вич, – усмехнулся Рейдер, осторожно гладя ее усталое тело. – Я сам выкупаю тебя в огромной ванне с горячей водой, затем натру кокосовым маслом и не выпущу из постели, пока ты полностью не поправишься.

– О-о-о! – Блайт снова застонала от его прикосновений.

Рейдер приподнялся на локте и очень удивился серьезному выражению ее лица.

– Я тебе сделал больно? – Он отодвинулся. Блайт покачала головой, потом встревожено спросила:

– А что мы будем делать с Вул-вич во мне? Ее золотистые глаза сияли желанием и любовью.

– Пусть с ней имеет дело пират, который сидит во мне. Они вполне подходят друг другу, – засмеялся Рейдер.

Блайт улыбнулась в ответ, но тут же пожаловалась, что у нее все болит.

ЭПИЛОГ

Да, судьба любит бросать кости. Порой она бывает непостоянна, но это свойство ее натуры. Как и людям, ей хочется оказаться именно там, где происходят самые волнующие события. Но в отличие от молнии, судьба не стыдится того, что иногда дважды попадает в одно и то же место…

– О-о-о! – простонала Блайт, напрягаясь изо всех сил.

Вскоре, с первыми лучами солнца, на свет появился первый Прескотт, рожденный на американской земле. Всю ночь бушевал шторм, сверкали молнии, гремел гром. Последние дни уходящего лета вовсю заявляли о себе, как заявил о себе своим криком крошечный мальчик.

Али осторожно взял его на руки и передал беременной Сигне Кейн, чтобы она вымыла и запеленала младенца. В это время за дверью раздался какой-то шум. Промокнув платочком глаза, Нана воинственно загородила своим худеньким телом вход в спальню.

– Я вам сказала, язычники, что не пущу вас! – сердито выкрикнула она и вдруг оказалась лицом к лицу с Рейдером. – О, это ты, – Нана впустила его в комнату, грозно взглянув при этом на целую толпу «морских волков», обеспокоенно сгрудившихся в коридоре. – Тебе давно пора быть здесь.

– Я скакал верхом всю ночь… вода разрушила мост, – сбивчиво объяснил Рейдер, хватая Нану за плечи. – Уже все? Как она?

– Блайт чувствует себя хорошо, – Нана потрепала его по руке. – Твой турок знает свое дело.

Рейдер нерешительно приблизился к кровати и облегченно вздохнул, увидев улыбку на лице Али, затем опустился на колени, взяв руки Блайт в свои ладони.

– Ты его видел? – спросила она, открывая глаза, сияющие гордостью и любовью.

– Его?! – Рейдер принялся осыпать поцелуями ее руки, потом, едва касаясь, словно боясь причинить боль, поцеловал в губы.

– Твоего сына, Гроза Семи Морей, – улыбнулась Блайт. Сигне передала ей маленький сверток, и она прижала сына к груди. – Какой он красивый, – вздохнула Блайт, светясь от любви и счастья, – просто вылитый ты.

– Конечно, красивый, – сдавленным голосом проговорил Рейдер. – У него ведь самая красивая мама на свете. Как ты? Я имею в виду…

– Все хорошо. Я в полном порядке. Я люблю тебя.

– И я люблю тебя, Блайт. Я самый счастливый пират из всех, когда-либо живших на земле.

В дверь протиснулся Уолтер и со слезами на глазах подошел к кровати дочери. Взглянув на внука, он снова подбежал к двери и, распахнув ее, крикнул:

– Мальчик!

Дом тут же огласили радостные вопли пиратов. Миссис Дорнли, Лиззи, Нана и Уолтер поспешили увести всех в гостиную, чтобы оставить молодую семью наедине.

– Интересно, кем ты станешь, когда вырастешь? – ласково спросила Блайт у сына.

– Состоятельным купцом, как отец? – прошептал Гидеон Прескотт, с благоговением глядя на крошечное красное личико.

– Или пиратом, как мама? – засмеялась Блайт. Рейдер с улыбкой погладил жену по щеке. А поскольку он все-таки верил в судьбу, то мыслено поблагодарил ее за самый большой подарок – любовь в необыкновенных глазах Блайт.

ОТ АВТОРА

Надеюсь, вам понравилась история Блайт Вулрич и ее порядочного, хорошо воспитанного пирата. В те времена было немало людей, подобных Рейдеру Прескотту, которые не знали, кто же они на самом деле: то ли пираты, то ли каперы, то ли мелкие предприниматели. Неожиданно появившиеся Соединенные Штаты Америки во время войны не имели своего военно-морского флота. Поэтому правительство разрешило частным торговым судам нападать на неприятельские корабли для защиты собственных интересов и интересов страны. Признаться, грань между каперством и пиратством была едва различима, но все же именно каперы захватили более шестисот английских кораблей.

Описанные в романе традиции мореплавателей основаны на вполне реальных фактах: начиная от очередей за грогом и кончая подробностями морских сражений. «Настоящие пираты», наподобие Лонг Бена, тоже еще существовали в 1778 году. Однако в последующие тридцать пять лет пиратство было практически искоренено.

Что же касается превратностей судьбы, то лично я больше склоняюсь к точке зрения Блайт – человек или сам делает свой выбор, или подчиняется выбору других. Тем не менее я допускаю, что есть вещи, которые не так-то просто объяснить. Поэтому, если на человека вдруг свалилась неожиданная удача или, наоборот, если ему почему-то ужасно не повезло, то это всегда можно отнести за счет превратностей судьбы.

×