Заговор «Пуритания», стр. 42

На лице начальника двух агентов появилось новое выражение — теперь он смотрел на Жюля:

— Что касается твоего дела, то оно получило новое развитие с тех пор, как мы разговаривали в последний раз. Герцог Морро Треганийский дает показания так активно, что мы едва за ним поспеваем. Леди А он не знает и уверяет, будто никогда о ней даже не слышал, а так как прочие его показания оказались правдивыми, не вижу причин не верить и в это. Зато он подтвердил кое-что уже нам известное относительно таинственного В. Он сам никогда не встречался с В и не знает никого, кто его видел. Все сообщения В поступают через телеком в виде текста на экране. Если требуется распечатка, ее необходимо сжечь сразу по прочтении. Так что никогда не остается никаких улик, которые могли бы дать ключ к определению личности В или его местопребывания.

— Как раз то что требуется, — скорчил гримасу Жюль. — Только-только начали мы подбираться к Леди А, как сразу же подвернулось что-то новое. Если он никогда нигде не появляется и держит связь только через телеком, то он может сидеть на любой планете Империи и у нас нет никакой вероятности его обнаружить.

— Я подозреваю, что он является боссом Леди А, — сказала Иветта, размышляя вслух. — Он сам тихо себе сидит дома и заправляет всем. А если надо послать кого-то с поручением, он посылает ее. Таким образом весь риск выпадает на ее долю, в то время как он находится в полной безопасности. — Сама мысль о человеке, у которого ужасная Леди А служила на посылках, внушала страх, но в выводах Иветты существовала изрядная доля здравого смысла. Шеф медленно кивнул.

— Твоя мысль совпадает с моими собственными выводами — тем более поймать Леди А для нас жизненно необходимо. Только она одна в силах объяснить, кто же такой на самом деле В.

— А найти ее — задача не из легких, — сказал Жюль. — Мы так близко оказывались к поимке пару раз — но так «близки» и остались. Никакого реального преимущества это не дает.

— Ближайшие несколько недель для нас окажутся очень напряженными, куда более напряженными, чем во время всех предыдущих кризисов, — продолжал между тем Шеф. — Я хочу, чтобы оба вы были под рукой и готовы начать действовать в любое время. Через четыре дня Император собирается выступить по Всегалактической вещательной сети с сообщением чрезвычайной важности. В свой семидесятый день рождения он собирается отречься в пользу Эдны. Ни Жюля, ни Иветту эта новость особенно не поразила. Хотя, с их точки зрения, с отречением можно и повременить — Уильям Стэнли по-прежнему оставался здоровым и активным человеком, — сам факт отречения обсуждался во время их первого свидания с Императором.

— Мне искренне жаль, что это должно произойти так скоро, — сказал Жюль. — Никогда еще мне не случалось видеть человека, так идеально подходящего для занимаемого им положения.

— Ты забываешь про Эдну, — улыбнулась Иветта. — И потом, отречение — это ведь не то же самое, что смерть; Император останется рядом с ней, и еще долго сможет давать ей советы и направлять ее. Просто теперь у него появится больше времени, чтобы наслаждаться жизнью, и он избавится от гнета ответственности.

— И выбор момента для отречения не случаен, — напомнил им их босс. — Он основывается на прецеденте. Если вы не забыли историю, Императрица Стэнли Третья отреклась в пользу своего сына Карла, когда ей исполнилось семьдесят, и Вилли решил, что этот рубеж не хуже любого другого. Но это произойдет еще только через несколько месяцев. Но если Леди А и ее команда подготовили сюрприз к свадьбе Эдны, то, ручаюсь, ради коронации они удесятерят усилия. Правительство всегда наиболее уязвимо именно в тот момент, когда власть переходит от одного лица к другому. У меня такое чувство, что Эдна получит боевое крещение очень скоро по восшествии на Трон — и наша задача заключается в том, чтобы она вышла из этой переделки живой.

А где-то на другом конце Галактики Леди А, несколько часов ругавшая на чем свет стоит СИБ, постоянно нарушающую ее планы, теперь бросила все силы своего дьявольски изворотливого ума на планирование следующей операции…

×